Армянский информационный портал

20.10.2018 - Гарзу (1907-2000)

Гарзу (Гарник Зулумян) - известный французский художник, член Академии Изящных Искусств Франции, рыцарь «Легиона чести»

АРТ С ШИПОВНИКОМ

ГарзуВ «карстовых» департаментах предгорной Франции вот уже на протяжении нескольких тысячелетий можно наблюдать по-истине удивительную панораму: многочисленные выходы на поверхность настоящих подземных рек. Впрочем, не только за наблюдением выступающего на морщинистую кожу земного организма обильного пота приезжают туристы в этот чудесный край. Утопающий в зелени городок Маноск знаменит и другим проявлением внутренней энергии.

В живописи Гарзу был иглотерапевтом: излечивал клубки разноцветных душ, не докатившихся до последнего оборота артериальной нити. Его полотна пахнут шиповником - произрастающим на каменных почвах кустарником, часто образующим сплошные заросли. Их очень много в горной Армении. Его полотна пахнут перспективной розой, однако вонзаются в память ретроспективными шипами: классическая иглотерапия!

Впрочем, он и был классиком французской живописи: в восемнадцатилетнем возрасте закончив обучение в Парижской архитектурной школе и ряде смежных заведений, он с трамплина своей философии совершил дерзкий прыжок прямо в водоворот противоречивых течений в искусстве. Середина двадцатых - это период яростной, бескомпромиссной борьбы между зарождающимся сюрреализмом Андре Бретона и вырождающимися предтечами - абсурдом Джорджо де Кирико и эпатирующим «творчеством дада» (компромисс найдет Сальвадор Дали: он сумеет перенять у дадаистов великие традиции скандалов и публичных выходок). Посему сама идея организации выставки в столь накаленной атмосфере уже являлась весьма рискованным шагом: во-первых, могли не так понять, а то и просто выпроводить, во-вторых, богемный анархизм не допускал и намека на «прогнившее» (следует понимать - классическое) искусство. Выставка сюрреалистов в галерее «О сан парейль» - одна из многих, дающих четкое представление о форме проведения подобных акций: Бретон, якобы освещающий выставку, время от времени зажигал спички, Луи Арагон мяукал, Рибмон-Дессень непрерывно восклицал: «На голову капает дождь!», а Супо и Тристан Тцара играли в догонялки. И тем не менее, иглотерапевту удалось не утонуть в бурном водовороте столь глубокого искусства.

Причина его удачного выплыва на берег (кстати, так и не разгаданная удивленными зеваками) крылась, очевидно, в биографии художника. Возведенный сюрреалистами в ранг высокого искусства Абсурд - причем, абсурд отнюдь не искусствоведческий, а самый, что ни есть политический! - собственноручно достучался до зрачков семилетнего мальчика в родном Алеппо: здесь он и ознакомится с традицией «публичных выходок» янычар и ощутит гнилость классического миропорядка- цивилизованного света, поглощенного варварской тьмой. Мальчик будет зажигать карманные спички, дабы обнаружить во мраке себе подобного, и мяукать, чтобы не быть «разоблаченным». Именно здесь, на берегах багрового Евфрата, он и станет очевидцем совершенно чудовищной игры в догонялки: прежде чем приступить непосредственно к делу, турецкие солдаты так потешались над армянками. И ему ли быть поглощенным в водовороте мелких парижских противоречий?


«Творец, который стремится передать истину, никогда не должен быть центром внимания и переживать только собственную боль. Он должен создавать собственную Вселенную, которая может стать также реальной для других». Гарзу

Выбравшийся на средиземноморский берег армянский эмигрант предложит Франции шиповник, от которого она не откажется. В середине двадцатых он организует несколько художественных акций, а уже в 1939 году откроет первую официальную выставку.

Именно в 32-летнем возрасте Гарник Зулумян и примет известный псевдоним Жан Гарзу. Своеобразие его творчества удивит мир не меньше, чем его выплыв: это уже шоковая терапия интеллектуального рынка! Художник иллюстрирует книги выдающихся писателей и поэтов (Альбер Камю, Эрнест Хемингуэй), с неизменным успехом оформляет постановки в «Комеди Франсез» и других театрах, разрабатывает дизайн помещений круизного теплохода «Франция». Более того, полотна Гарзу изображаются на почтовых марках Пятой республики. Могли мечтать обо всем этом выплывший в 1924 году на средиземноморское побережье эмигрант? Впрочем, и об армянском шиповнике он никогда не забывал: покрытые шипами кустарниковые побеги, с перистыми листьями, кувшинообразным вогнутым цветоложем и плодом, именуемым цинародием, произрастали в его полотнах как из каменистой почвы колючих саванн; в Марселе он расписывает армянскую церковь Святых Месропа Маштоца и Саака Партева. Выдающийся художник в постоянных поисках - занимается гравюрой и росписью по фарфору. В качестве иллюстратора работает почти со всеми литераторами Франции. Его полотна выставлены более чем в ста музеях мира. И тем не менее, в возрасте 80 лет Гарзу повернет обратно.

Утопающий в зелени Маноск знаменит и другим источником - шипоизвержением Гарзу на стенах местной часовни -апофеоз творчества выдающегося художника. Локализованная на поверхности в 600 квадратных метров философия колючей жизни сирийского армянина, пережившего пронзающий сознание Геноцид. Откровение Мастера так и называется «Апокалипсис». Работу над ним он начал в 1984 году, сам процесс росписи длился ровно восемьдесят четыре месяца, последний же мазок был нанесен Гарзу в возрасте восьмидесяти четырех лет. Это даже не мистика - Откровение!

Сто больших полотен формируют единое произведение, отражающее извечную борьбу между Христом и антихристами, Добром и Злом; трехголовое чудовище с ятаганами представляется в виде совершенно конкретных исторических лиц - главных персонажей зловещего триумвирата младотурецкого правительства - Талаата, Энвера и Джамаля. Впрочем, живописец прекрасно осознает, что философия колючей биографии не может быть локализована в изолированных рамках национальной судьбы: рядом с чудовищем на такой же пирамиде черепов разместилась гидра в образах Гитлера, Сталина и Пол Пота. Элементы концентрационных лагерей и ГУЛАГа, Варфоломеевской ночи, контуры атомных электростанций перекликаются с торжеством жизни в Зале женщин. Кавалеру Национального ордена Франции «За заслуги», члену Академии Изящных искусств Франции, рыцарю «Легиона чести», лауреату премии Гран-при Иль де Франс и трижды - Холлмарка, классику французского изобразительного искусства Жану Гарзу шел уже девятый десяток лет, когда он решил расписаться в компетентности собственной философии. Мастеру удалось осуществить это с блеском и в срок - 12 августа 2000 года Бог принял автограф уединившегося в особняке Марсак-сюр-Лиль великого французского живописца.
Опубликовано на сайте: http://www.newarmenia.net
Прямая ссылка: http://www.newarmenia.net/index.php?name=Pages&op=view&id=383