Поиск

Поиск

Объявления



Статьи


Армент Тахтаджян (1910–2009)

Армен Леонович Тахтаджян - выдающийся ботаник, автор новой филогенетической системы растений и ботанико-географического районирования Земли

КОРЕНЬ ЖИЗНИ

ТахтаджянВ тридцатые годы прошлого столетия Советское руководство вступило в полемику с растительным сообществом, пытаясь доказать ему, что наличие корней не является обязательным условием для нормальной жизнедеятельности живого мира. В качестве доказательства приводились примеры весьма комфортного существования бактерий, водорослей, лишайников и других низших растений; в конечном итоге сам Человек-Гриб есть первое свидетельство обоснованности такого утверждения. Пусть он ведет паразитичный образ жизни, но ведь грибов огромное количество; несмотря даже на все сложности полового процесса.
Напрасны были доводы наивных оппонентов: корень, мол, закрепляет растение в почве, обеспечивает противостояние ветрам и бурям, поглощает и доставляет растению воду с растворенными минеральными веществами, служит вместилищем запасного питания, выполняет функцию вегетативного размножения. В тридцатые годы прошлого века Советское руководство не видело необходимости в повышении степени сопротивляемости своих поданных ветрам и бурям; оппонентам обрубали корни и ссылали в края, где много лишайника - вероятно, для большей убедительности.
«Корень Тахтаджяна» находился в земле Карабаха; он и «закрепит» стебель выдающегося ботаника в научной почве и обеспечит необходимую степень сопротивляемости ветрам и бурям неспокойной эпохи. «Цветок Тахтаджяна» раскроется в двадцатилетнем возрасте уже в Ленинграде; ученый - многолетнее растение, долгожитель!

Великий Николай Вавилов посетит Советскую Армению аккурат в середине тридцатых: последний энциклопедист объездит весь мир и везде «пустит корни» - за это потом у него вырвут все лепестки. Мерзкая бактерия, имя которой Трофим Лысенко, лично будет руководить процессом вырывания, а один из чудесных лепестков в качестве особого дара преподнесет самому Сталину: «Лети, лети лепесток, через запад на восток, облети вокруг земли, быть по-моему вели!» Семицветик Николая Вавилова обладал волшебной силой.

«Мне приходилось изучать многочисленные страны, которые принято считать древними земледельческими, однако более богатую, более интересную местность, чем Шорбулах в Армении, трудно найти, - пишет Вавилов в 1934 году. - Я предложил бы обязательно выделить тут участок, площадью 50-100 гектаров, обеспечить особый уход за ним, чтобы сохранить этот интересНЫЙ документ мирового значения». К сожалению, ему самому в crором времени выделят участок в Саратовской тюремной камере - несколько меньше обозначенной площади, но «особый уход» будет гарантирован. Позже Армен Тахтаджян заявит: «Вавилова убил Лысенко».

Профессор Всесоюзного института субтропических культур Д. Сосновский рекомендует Семицветику - он уже собирается и Армению - своего двадцатитрехлетнего студента как наилучшего гида. Знакомство с Николаем Вавиловым сыграет определяющую роль в формировании ученого в качестве - страшные понятия для обуреваемых ветрами тридцатых! - филогенетика и эволюциониста. Ибо даже если это ботаника, то все равно налицо реальное «вредительство»: о какой генетике и эволюции может идти речь в эпоху великого перелома, когда на первый план выдвинуты идеи революции и революционного воспитания? В тридцатые годы прошлого столетия Советское руководство вознамерилось перевоспитать на соответствующий манер растительный мир - первичная апробация для предотвращения всяких альтернативных версий, превентивный удар по корням.

Несколько позже, 16 июля 1939 года, Лаврентий Берия направит Молотову записку с утверждением, что Николай Вавилов и возглавляемая им школа «формальной генетики» организовали систематическую кампанию с целью дискредитации Трофима Лысенко как ученого. Будет это в преддверии 7-го Международного генетического конгресса, а посему не мешало бы поспешить с арестом. Уже в июне слизевик Исаак Презент заявит: «Хору капиталистических шавок от генетики в последнее время начали подпевать и наши отечественные морганисты. Вавилов в ряде публичных выступлений заявляет, что «мы пойдем на костер», изображая дело так, будто бы в нашей стране возрождены времена Галилея. Поведение Вавилова и его группы приобрело в последнее время нестерпимый характер. Они окончательно распоясались, и поэтому нельзя не сделать вывод, что они постараются использовать Международный генетический конгресс для укрепления своих позиций и положения».


Природа занимала будущего ученого с раннего детства: он часто ходил с отцом на охоту и еще будучи школьником отлично распознавал растения. Впоследствии, уже в зрелом возрасте он напишет многотомный труд «Флора Армении», который будет признан одной из лучших работ подобного рода в мире.


Филогения - наука об эволюции органического мира - увлекла Армена Тахтаджяна еще в студенческие годы; будучи вольнослушателем биофака Ленинградского университета, студентом Ереванского университета и Всесоюзного института субтропических культур в Тбилиси, он изучает все новинки в этой области ботаники. Но именно работа с Николаем Вавиловым окончательно определила его привязанность к генетике и ботанической географии. В середине тридцатых годов сопровождающий выдающегося ученого Армен Тахтаджян впервые начинает нащупывать принцип своей будущей системы. Знаменитой системы флористического районирования Земного шара- одного из признанных мировым сообществом достижений ботанической науки.

Гонения «генетиков» продолжатся и в конце сороковых. В 1948 году сессия ВАСХНИИЛ постановит о необходимости осуществления новых репрессий в отношении вавиловцев: Армен Тахтаджян будет снят со всех должностей. К этому времени ученый был первым директором Института ботаники, заведующим кафедрой в Ереванском университете, организатором и первым президентом Географического общества Армении. Впрочем, он никогда уже не отойдет от филогенетики, даже в 1942 году, когда арестованному Вавилову оставалось жить менее года - последний лепесток будет сорван в 1943 году - Тахтаджян сообщает первоначальную версию флористического районирования: превентивный удар по бактериям, водорослям, слизевикам, лишайникам и другим низшим растениям.

«Корень Тахтаджяна» - в Армении, он «закрепляет» стебель ботаника в научной почве и обеспечивает ему высокую сопротивляемость ветрам и бурям. Впрочем, неудивительно: именно в Армении выдающийся Николай Вавилов локализовал родину мягкой пшеницы - главного злака человечества. Тахтаджян сам пишет армянские пейзажи, некоторые из которых «откорректированы» самими Мартиросом Сарьяном и Минасом Аветисяном; с ними ученый дружил крепко, каким и является его корень в армянской земле.

Дополнительно по данной категории

20.10.2018 - Гарзу (1907-2000)
08.10.2016 - Аршил Горки (1904-1948)
14.04.2015 - Ара Сарксян (1902–1969)
24.12.2014 - Георгий Якулов (1884–1928)
18.09.2014 - Мартирос Сарьян (1880–1972)
Объявления:
 

Вы это искали


Друзья