Поиск

Поиск

Объявления



Статьи


Арно Бабаджанян (1921−1983)

Арно Бабаджанян - известнейший армянский советский композитор, народный артист СССР, автор песен ко многим популярным советским кинолентам

ГРОТЕСКОВЫЙ

БабаджанянПервые исследователи древнейших пещер были в немалой степени удивлены совершенно невероятными размерами изображенных на стенах гротов животных; петроглифы Ляско и Альта-миры действительно шокировали археологов - в сравнении с микроскопическим человеком пещерные медведи и саблезубые тигры представлялись первобытным художником этакими Гулливерами. Да и сами человеческие пропорции казались невероятными - огромные кисти рук, неправдоподобной величины нос. Впрочем, искаженные изображения, пространственное смещение коих было обусловлено теснотой самой площадки, получили свое научное название еще после находки Рафаэлем и его учениками древнеримских подземных зданий - гротов; та же неестественная причудливость рисунков человеческих лиц, животных, птиц. И тем не менее, искусствоведы малость поспешили с термином «гротеск» - истории все же известны редкие случаи рождения воистину колоссальных фигур, явно доминирующих в своем сообществе. Причем речь не о литературных персонажах Рабле, Свифта, Гофмана или Пиранделло; смещение норм действительности и совместимость контрастов - реального и фантастического - имеет место и в обыденной жизни. В отношении избранных людей, невероятный талант которых формирует объективный контраст с окружающим миром, таким же тесным, с точки зрения колоссального выброса творческой энергии, как и площадка древних катакомб. Именно таким гротесковым явлением в мире музыки и был великий Арно.

Совершенно невероятный выброс музыкальной энергии имел место в январе 1921 года. В Эривань еще не вошли большевики, однако Армения уже была провозглашена Советской - классическое смещение норм действительности! Противоречивое время, когда ввиду отсутствия реального гротеска в неправдоподобном цвете - похлеще Гулливера! - изображались вожди Революции, надуманный литературный облик коих вступал в явный контраст с их истинным лицом. Искусственное замещение естественного величия всегда чревато уродливыми проявлениями; именно поэтому настает период, когда пушки вынуждены стрелять ядрами девяти муз. Раздавшийся в январе 1921 года выстрел возвестит о рождении антропоморфной ипостаси самой жизни; она в младенце уже била скрипичным ключом.

Рождение столь нехарактерного для эпохи искусственных замещений первородного кристалла определенно не могло остаться незамеченным. Навестивший один из эриваньских детских садов высокий гость в немалой степени был удивлен
совершенно невероятными размерами таланта чудесного мальчика: в сравнении с микроскопическими сверстниками он представлялся этаким Гулливером. Да и сами пропорции казались невероятными - огромные кисти рук, неправдоподобной величины нос. Впрочем, пространственное смещение пропорций было обусловлено теснотой самой комнаты. В отличие от Рафаэля, Арам Хачатурян не спровоцировал рождение нового термина, однако, прослушав шестилетнего мальчугана, констатировал: «Он избранный!» Позже гениальный Хачатурян будет появляться, как джин из бутылки, в самый нужный момент творческой биографии Арно Бабаджаняна.

Однако не только Арам Хачатурян - хотя, кто как не он, в первую очередь! - увидел в Арно невероятно могучую творческую силу, неправдоподобно живую личность, от одного появления которой на деревьях набухали почки, на замерзших реках наступал ледоход, а свирепый буран вдруг начинал улыбаться в лицо теплым горно-долинным феном. Арно действительно был весной армянского музыкального искусства, неким творческим нервом, божьей милостью брошенным на Землю с единственной миссией - созидать. Дмитрий Шостакович как-то скажет о молодом композиторе: «Арно Бабаджанян уже виднейший музыкант: и в смысле композиции и как пианист он уже сделал достаточно, чтобы именоваться наставником и обучать новое поколение». Оценка, согласимся, вполне гротесковая.

И все же профессиональным пианистом он не станет - заряд созидания, а не исполнения, доминирует в этом феномене. «К великой радости пианистов, - откровенно признается Эмиль Гелельс. - Посвятив себя исключительно композиторскому искусству, он тем самым снял с повестки переживаний лучших в мире пианистов исходящую от него вполне объективно «угрозу» конкуренции».

О выдающемся таланте Арно именно как пианиста (кстати, он гениально исполнял Третий концерт Рахманинова - неслыханный случай в биографии композиторов!) говорили многие музыканты. «Я всегда сожалел, что он крайне редко гастролирует в качестве пианиста», - отметит Родион Щедрин. Поставленная в 1950 году «Героическая баллада» Бабаджаняна заявит о эождении нового мастера музыкального искусства, а созданное двумя годами позже «Фортепианное трио» удивит самого Шостаковича. «Это чудесная работа, и я должен с большим удовлетворением отметить, что ее исполняли такие мастера, как Ойстрах
и Кнушевицкий. Изумительное «Трио» Бабаджаняна достойно только такого исполнения. Это шедевр. Но я должен опять заметить, что им прекрасно аккомпанировал сам композитор. В очередной раз приходится сожалеть, что он не выступает как пианист. Мир теряет совершенно выдающегося исполнителя».


«Армения вошла в меня так глубоко, что я не представляю себе, чтобы я мог написать что-нибудь далекое от армянского мелоса. Удивительное дело, десятилетиями живу в Москве, но за какой звук ни возьмусь - встает Армения. Помните у Сент-Экзюпери: "Я родом из детства". Так и я». Арно Бабаджанян

Конечно, Арно был классиком. «Каприччио», «Скрипичная соната», «Ноктюрн» - не лишнее тому подтверждение, однако неоценима его роль и в развитии армянской и советской эстрадной музыки. Тот же Вильям Сароян как-то скажет: «Он был первым, кто назвал меня армянским определением Мастера-Варпет. Я ему ответил тем же, и вы знаете, он ничуть не удивился и даже не оспорил. И это прекрасно, что не оспорил, ибо настоящий Варпет всегда должен знать себе цену». Как явление поистине феноменальное, Арно обладал магнитной притягательностью. Евгений Евтушенко признается: «Он родился именно как музыкант. Его талант не есть сумма кропотливых, каждодневных усилий типично незаурядного музыкального дарования. Он атипичен, сама природа позаботилась об этом». Примерно в том же русле будут отзываться о музыканте Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский, Андрей Дементьев.

Сам Арно всегда жил самой насыщенной в мире жизнью и не переставал удивлять: от одного его появления на деревьях набухали почки, на замерзших реках наступал ледоход, а свирепый буран начинал улыбаться. «Во времена Шопена, Рахманинова было куда легче - собрания не проводились, в нарды и шахматы не играли. И жизнь была менее интересной. Сегодня даже не знаешь: писать музыку или жить. Впрочем, не будь я композитором, играл бы, наверное, на сцене, изображал бы комика. Думаю, он у меня получился бы гротесковый».

Дополнительно по данной категории

09.12.2018 - Минас Аветисян (1928–1975)
18.11.2018 - Жансем (1920–2013)
20.10.2018 - Гарзу (1907–2000)
08.10.2016 - Аршил Горки (1904–1948)
14.04.2015 - Ара Сарксян (1902–1969)
Объявления:
 

Вы это искали


Друзья