Поиск

Поиск

Объявления



Статьи


Анри Труайя (1911–2007)

Анри Труайя - классик французской литературы, обладатель Гонкуровской премии, член Французской академии

КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК

ТруайяУже позже он исповедуется: «Землетрясение и борьба Армении за независимость навели меня на мысли о своем происхождении, однако ведь я так давно живу во Франции. Корни родителей - армянские, точнее - черкесско-армянские. После женитьбы они обосновались в Москве, где я и появился на свет. В России я провел только первые семь лет, остальное время жил во Франции. Армянскую диаспору здесь считаю героической: на протяжении десятков лет ей удается сохранить свое национальное лицо и не дать людям полностью раствориться во французской действительности, а это так трудно...»

Александр Пушкин, возвратившийся летом 1829 года из Эрзерума на Кавказ, задержится в районе Минеральных Вод около трех недель; для насыщения своих кавказских задумок большим колоритом ему необходимо будет пополнить этнографический арсенал знаний новыми ощущениями из жизни горских черкесов. Об этом он еще в самом начале своего путешествия в Эрзе-рум договорился в Пятигорске с Шокой Ногмовым; в августе и сентябре он и ознакомит поэта с бытом непокорных черкесов. Впрочем, Пушкину придется немало подивиться наличию армянской речи в некоторых аулах. Немудрено: поэт еще не ведает о переселившихся сюда в XIII-XIV столетиях армянах и о той роли, которую им суждено было сыграть в этих краях; именно под влиянием армян определенная часть горских черкесов со временем примет христианство и почти полностью арменизи-руется. Чем, кстати, и спровоцирует кровную обиду соплеменников: весьма распространенная в первой половине XIX века в среде суффийских тейпов характеристика обармянившихся черкесов-христиан будет вложена Александром Сергеевичем в уста старого мусульманина Гасуба: «Ты трус, ты раб, ты армянин», - порицает старик сына Тазита, подозреваемого в «гай-черкесстве». Так называли принявших армянское православие черкесов. По всей вероятности, в числе ненавистных Гасубу несгибаемых армянских семей значилась и фамилия Торосян.

Источниковедение он поднял в ранг фонтанологии; бьющий золотым ключиком каждый новый источник открывает перед ним таинственные двери и фонтанирует изумительной беллетристикой. Это даже не книжные килограммы кропотливых исследований; «томаж» составляет более ста единиц. Созданный им удивительный мир тысячи и одного фонтана - великолепный парк литературы. Разбитый, по всем канонам парковой архитектуры на отдельные дорожки, он являет собой богатейший литературоведческий центр, от которого светлыми лучами расходятся тропинки для миллионов экскурсантов; постриженный в монахини «Цветной газон» ведет к фонтану Марины Цветаевой; левее - «Тур гениев по поляне Виардо». Но родника в этом парке не найти, ибо родник - не источник, и даже не ключ: он Исток!
Родник Труайя находится за оградой великолепного парка, в плодоносящем абрикосом и гранатом саду, где вьются виноградные лианы. В этот удивительный сад он наведывается редко: известнейший писатель, лауреат Гонкуровской премии, кавалер ордена Почетного легиона, один из сорока «бессмертных» членов Французской Академии наук, не любитель садоводства. Он великий специалист по паркам.

21 апреля 1839 года армянами из черкесских аулов было основано городское поселение на левобережье Кубани, в 200 км от Екатеринодара, под названием Армянский аул. Вместе с армянами на новое место были переселены и горские черкесы, принявшие христианство. Оставаться им одним в аулах было равносильно самоубийству, ибо собратья-мусульмане никогда не скрывали своего возмущения относительно перехода части горцев в лоно Армянской апостольской церкви. В числе армянских переселенцев и находился предприимчивый основатель будущего купеческого рода Аслан Торосян. При нем город и получил в 1848 году название одной из древнейших столиц Армении; еще за пять столетий до новой эры за городской цитаделью стольного Армавира располагались великолепные абрикосовые и гранатовые сады с извивающимися вблизи виноградными лианами.


Литературный талант проснулся в нем в глубоком детстве. Обладая неимоверным трудолюбием, уже в 12 лет Левон Торосян (псевдоним Анри Труайя он возьмет себе много позже) начал выпускать газету. «Писал ее от руки всю, от корки до корки, и продавал по одному су за экземпляр, -вспоминает писатель. - В ней я печатал свои рассказы с продолжениями. Получались целые сериалы».


И все же в этот благоухающий в радиусе километра национальный сад мэтр французской литературы предпочитает не заглядывать; десятилетиями он копошится в разбитом как зеркало русской литературы парке, прокладывая для миллионов экскурсантов все новые дорожки. В столь значительном количестве посетителей «парка Труайя» сомневаться не приходится: официально учрежденная в 1896 году премия братьев-писателей Эдмона и Жюля Гонкур обеспечивает лауреатам наиболее высокие тиражи книжных изданий. Лауреатами Гонкуровской премии были Марсель Пруст, Андре Мальро, Луи Арагон, Альфонс Доде; Анри Труайя стал им в 1938 году за роман «Паук». Вместе с «Обманчивым светом» этот роман был одним из его первых литературных опытов.

Кучерявый дух русского романтизма в бакенбардах сопровождал эту купеческую семью, кажется, с самого ее становления. Слова, вложенные в уста старика Гасуба, определенно стыкуются с судьбой рода Тороса или, как его еще называли гай-черкесы, неукротимого армянского льва -Аслана. Богатейший горожанин Армавира, он оставит в наследство пятерым сыновьям немалый капитал, что и станет основой созданного уже в 1900 году «Товарищества мануфактур Тарасовых», развернувшего деятельность в Ростове-на-Дону, Москве, Екатеринодаре, Армавире. Семья даже не обрусела - «обрусла» дорогим мехом с берегов Печоры и Онеги. Немудрено, именно печоринский и онегинский синтез и породил богемного Николая Лазаревича Тарасова - опекавшего МХТ и кабаре «Летучая мышь» первого московского денди; именно этот синтез и заставил его в 28-летнем возрасте свести счеты с жизнью.

Источниковедение он поднял в ранг фонтанологии; бьющий золотым ключиком каждый новый источник открывает перед ним таинственные двери и фонтанирует изумительной беллетристикой. Его «Русские биографии» (романы о Пушкине, Тургеневе, Лермонтове, Достоевском, Гоголе, Чехове, Горьком, Цветаевой) остаются наиболее востребованным во Франции источником о персоналиях русской словесности. И тем не менее, Труайя может себе позволить инкогнито подкрасться к ограде своего парка и вдохнуть аромат соседнего сада. Опьяненный гранатовым браслетом невысокого деревца, он однажды приподнимет калитку и осторожно ступит на землю, где бьет родник; вот здесь-то ему и повстречается мечущийся в поисках своего истока другой Анри - Верной! «Ты журналист, пишущий на армянские темы, не забывай этого, - скажет в национальном саду Левон Ашоту. - Твои мемуары и детские воспоминания обратят внимания на себя куда большее, чем бомбы всех террористов».
Уже позже он исповедуется...

Умер Анри Труайя 2 марта 2007 года в Париже.

Дополнительно по данной категории

08.10.2016 - Аршил Горки (1904-1948)
14.04.2015 - Ара Сарксян (1902–1969)
24.12.2014 - Георгий Якулов (1884–1928)
18.09.2014 - Мартирос Сарьян (1880–1972)
09.04.2014 - Александр Таманян (1878–1936)
Объявления:
 

Вы это искали


Друзья