Поиск

Поиск

Объявления



Статьи


Ара Сарксян (1902–1969)

Ара Сарксян - скульптор, основатель Союза художников Армении, первый ректор художественно-театрального института, народный художник СССР

ОСОЗНАВШИЙ СМЕРТЬ

СарксянВ тот летний день 1921 года строгая комиссия знаменитой венской MeisterSchule пребывала в растерянности: представленная 19-летним армянским абитуриентом из Константинополя скульптурная композиция «Бюст старушки» смотрелась лучше работ выпускников прославленного заведения. После недолгого совещания комиссия приняла беспрецедентное решение: «Ввиду того, что композиция абитуриента Ара Сарксяна по качественным характеристикам превосходит произведения выпускников Школы Мастеров, решено зачислить его не в студенты, а в аспиранты Художественной академии без сдачи экзаменов».

Пресса, похоже, не ошиблась в юном даровании, за исключением лишь одного: Ара Сарксяна сложно назвать самородком, это был очень образованный молодой человек, в совершенстве владеющий несколькими языками и обученный европейским манерам. Однако ни образование, ни божественный дар не спасли Мастера от подножки, которую подставила ему судьба.

В январский день 1922 года он поджидал на мокром перроне Венского вокзала друга детства Аршавира. Искушенному корреспонденту могло показаться, что Самородок намеревается встретить коллегу или, быть может, знаменитого искусствоведа - новость, вполне претендующая на небольшое место в вечерней газете. Самородок действительно был заметной фигурой.

Но намеченная на этот зимний вечер встреча уж никак не предполагала анонса. Более того, она была тайной. «Вычислив» в толпе высадившихся пассажиров своего друга, он бодрым шагом двинулся ему навстречу, однако споткнулся о чей-то чемодан. «Спотыкаться - весьма нехорошая примета, - поприветствовал друга Аршавир Ширакян. - Смотри, не поскользнись во второй раз. В нашем деле это может иметь роковые последствия». Друзья обнялись.

Группа прибывшего в Вену представителя армянской партии «Дашнакцутюн», в составе которой числился и Самородок, имела разветвленную агентурную сеть по всей Европе: именно на территории Старого Света и нашли прибежище организаторы чудовищного истребления полутора миллионов армян - руководители младотурецкого режима. Многие армянские студенты были подключены к операции «Немезис», преследовавшей цель обнаружить и устранить палачей нации. Группа Аршавира Ширакяна выследила и ликвидировала нескольких главарей младотурецкого правительства в Риме и Берлине. Никто из членов группы так и не был задержан...

В тот страшный миг нежданного озарения глаза смиренного доселе пациента изменились почти до неузнаваемости: «Неужели?» Впрочем, роковая констатация риторического вопроса, именуемая уже в наши дни «6ерли(оз)арением», не стала последней в жизни Мастера: в отличие от несчастного председателя Массолита, он еще имел небольшой срок.

Всего лишь утром он еще был уверен в самом благополучном исходе: особых причин для беспокойства не было - 2 февраля 1969 года при выходе из здания Министерства культуры Армянской ССР он неудачно поскользнулся и с закрытым переломом ноги был доставлен в ереванскую клинику. Однако время шло, но пациента упорно не выписывали. И только сегодня он неожиданно поймал себя на страшной мысли: «А ведь это уже во второй раз...»

«Из больницы мне уже не выбраться, - констатировал скульптор. - Агенты КГБ вычислили меня точно так же, как я умел выслеживать глав младотурецкого правительства. Арест, по сути, состоялся, но только в больнице; здесь же, вероятно, и будет приведен в исполнение приговор».

Переехавший в 1924 году из благополучной Европы в Советскую Армению, он действительно оказался в центре внимания бдительного пенсне НКВД: уже в 1937 году публикуется статья, призывающая засадить в тюрьму «охваченную дашнакцаканскими веяниями эту весьма сомнительную личность».

Подобные публикации и письма появлялись и позднее, но художник не спотыкался. Его, конечно, отстраняли от должности председателя основанного им же в 1932 году Союза художников Армении, лишали мандата депутата, урезали в полномочиях. Тем не менее, он оставался очень заметной фигурой в мире искусства, арест которой мог быть оправдан лишь наличием самых веских оснований. Их-то он и скрывал.

«После моей кончины обязательно произвести вскрытие тела, - пишет пациент ереванской Лечкомиссии Ара Сарк-сян. - Без вскрытия не предавать земле... У меня было много завистников, травителей, клеветников, преследователей. Пусть их вина останется с ними. Все равно и они придут к такому же концу, никто не избежит этого грозного суда. Работал честно. Всю жизнь посвятил искусству моего народа. Выполнял множество общественных работ. Последняя из таковых - мое хождение в Министерство культуры - стала причиной моей кончины...»


Последней работой Сарксяна стал Памятник павшим героям. На монументе скульптор высек цитату: «Смерть неосознанная есть смерть. Смерть осознанная есть бессмертие». Эти слова армянского полководца V века Вардана Мамиконяна в полной мере можно отнести и к творчеству самого Ара Сарксяна.

Он всегда крепко стоял на ногах. Впрочем, и постоять за других - мог тоже. В 1954 году студент Ереванского театрально-художественного института Минас Аветисян запустит стул в голову весьма известного человека, позволившего себе нелестный отзыв о творчестве Мартироса Сарьяна. Прибывший на место преступления наряд окажется бессилен возбудить уголовное дело: за молодого студента заступится сам ректор института Ара Сарксян.

Позже он подготовит специальную рекомендацию для продолжения учебы «этого истинного самородка» в Ленинградской академии художеств. В 1941 году Ара Сарксян заступится и за 26-летнего Эдуарда Исабекяна - позднейшего классика армянского изобразительного искусства.

Но 2 февраля 1969 года ему действительно не повезет: при выходе из здания Министерства культуры он споткнется о судьбу. 11 июня - в день предполагаемой выписки, у пациента неожиданно поднимется температура, а 13 числа он умрет.

За десять дней до кончины Мастер получит из рук гастролировавшей в Ереване американской пианистки Люси Ишханян изданную в Бейруте книгу: дабы осуществить эту миссию, известная пианистка специально навестит его в больнице. Последней книгой, прочитанной страстным библиофилом Ара Сарксяном, станет знаменитая исповедь Аршавира Ширакяна - «Это было завещанием жертв».

Дополнительно по данной категории

08.10.2016 - Аршил Горки (1904-1948)
24.12.2014 - Георгий Якулов (1884–1928)
18.09.2014 - Мартирос Сарьян (1880–1972)
09.04.2014 - Александр Таманян (1878–1936)
08.12.2013 - Вардгес Суренянц (1860–1921)
Объявления:
 

Вы это искали


Друзья